К тексту К навигации К поиску

По проводное радио закажем слово

05 Апр 2010 от admin

Данута Костур, «Украинская правда» Порой складывается впечатление, что «Укртелеком» установил у себя внутреннее соревнование – какой из регионов выборы первенство в сокращении точек Говорить за проводное вещание – дело неблагодарное. Сразу показалась штампы – вчерашний день, несовременное. И искреннее удивление – зачем оно нам. Ведь есть эфирное.
Бесспорно, оппоненты проводного радио правы. Кое в чем. Потому что выпадает из их поля зрения тот факт, что это единственный формат, через который государство доносит свои посылы к гражданам. Формат громоздкий, нерентабелен.


На первый взгляд. Потому что когда погружаешься в проблему, открываются неблаговидных вещи, где за словами о ту же нерентабельности стоят целенаправленной попытки уничтожения государственного вещания самими же государственными структурами.
А это – Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания, Национальная комиссия по регуляции связи, Министерство транспорта и связи. Все они не находят согласия между собой. У каждого находятся аргументы в защиту своей позиции. Государственные интересы, которые они призваны защищать, отодвигаются на задний план.
Оставим сбоку герц, оптоволокна, кабели, спутниковые сигналы, ламповые передатчики, звуковые частоты, радиорелейные приемы и т.д. Все это узкая область для специалистов.
Поговорим об ОАО Укртелеком, с деятельностью которого потребители сталкиваются непосредственно. Руководство Национальной радиокомпании убеждены, что данная структура последовательно уничтожает проводное радио: в 1991 году в Украине было 19 миллионов радиоточек. В 2010 их осталось 3,3 миллиона.
Печальная статистика. Темпы сокращения впечатляют – в 2002 – 8 миллионов, 2005 – 6, 2008 – 5 миллионов.
Министерство транспорта и связи, которому подчиняется Укртелеком, рапортует, что за 2009 год установлено около 24 тысяч радиоточек. Но за этот же год поступило 416 тысяч заявлений на отключение. Называют причины – эфирное радиовещание, телевидение, Интернет.
Однако Министерство не говорит, что по несколько месяцев не ремонтируются оборванные радиопроводкы. Долго или вообще не восстанавливаются они и на новых электрических столбах, при текущих ремонтах крыш и т.д. Зато при первой возможности лихо отключаются из сети.
Порой складывается впечатление, что Укртелеком установил у себя внутреннее соревнование – какой из регионов выборы первенство в сокращении точек. Разными методами. Кадровым, в том числе.
Начиная с диспетчера, скажем, Ирпенского региона Киевской области, которая не спешит записать вызов. А в том районе, по неофициальным данным, на сегодняшний день составляет около 6800 радиоточек (в 2004 их было 11 315, осенью 2007 – 9 149 на 554 км линий).
И полторы машины. С двумя мастерами. Часто, по словам работников, нет бензина. Нагло может декларировать свое неприятие радиоточки и сотрудница, в функцию которого входит обслуживание потребителей. Безусловно, такое лицо – находка для политики уничтожения проводного вещания.
Казалось, рынок, который измеряется миллионами потребителей, должен бы отреагировать на полное отсутствие радиоприемников. Но как-то странно не реагирует. Так как тогда устанавливать новые точки?
И что делает Укртелеком, чтобы привлечь побольше абонентов под свое крыло? Ведь чем гуще сеть абонентов, тем рентабельнее проводное радио. Но для Укртелекома как раз все наоборот. Хотя мощность его радиотрансляционных узлов позволяет обслуживать втрое большее количество радиоточек.
Белоруссия может дать нам предметный урок – на ее 9 миллионов граждан приходится 4 миллиона радиоточек. Идет наращивание количества и за счет новых домов. Проблема нерентабельности, как видим, там не стоит.
Конечно, это не пример для продвинутых скептиков. Белоруссия для них тоже вчерашний день. Это пример для остальной части общества, которое тоже имеет право иметь право на доступное источник информации.
касается эфирного радио, то хочется привести очень показательный пример. Несколько лет назад, когда вследствие обледенения в Винницкой и Хмельницкой областях упали столбы, Укртелеком лишился 800 тысяч абонентов. Потому решили вместо проводной ввести эфирное.
Национальному радио были предоставлены непрестижные частоты.
Укртелеком согласился.
Врезультате, некоторые укртелекомивцив заявил, что они потеряли абонентов, зато клиент получил альтернативный источник информации.
Вот в этой фразе квинтэссенция всей негосударственной политики государственный структур. Предоставлять бросовые частоты и при этом не бороться за проводное вещание.
И еще один пример. Женщина, с которой разговорилась, оказалась родом из Долинского района Кировоградской области. Проводное вещание в них исчезло, когда заменяли столбы. Проводное радио не возобновили. Сейчас слушает Наше радио или Русское радио.
Но Шансон не слушаю – добавила с ноткой превосходства. – Слушала бы радиоточку – вспоминает ее, как нечто светлое. Но …
Печально, потому что для большинства слушателей радиоточка – это, как будто, член семьи. Стоит себе на кухне и неутомимо сеет добро. Достойно, весомо, искренне. Именно здесь полноценно звучит украинская песня, куется уважение к своей истории, культуры. Здесь поднимают национальное достоинство граждан.
Однако тенденции в политике Укртелекома по проводного вещания, а значит и к самой Национальной радиокомпании, заставляют кричать SOS!
Особенно, когда висит дамокловым мечом будущая приватизация со всеми ее вызовами.
Лишь 10% занимает Украинское радио в информационном пространстве Украины. Остальные принадлежат финансово-промышленным группам, языковеды которых абсолютно равнодушными к украинским ценностям, к защите национальных интересов государства.
Мы, неравнодушные граждане, не должны стоять в стороне от этих угроз. Имеем конституционное право получать информацию из государственного источника – Национальной радиокомпании Украины. И, в частности, в самый доступный способ – через проводное вещание.
Данута Костур, для интернет-издание Украинская правда

Отзывов нет на «По проводное радио закажем слово»

  1. admin пишет:

    Проводное радиовещание оказалось в фокусе внимания российских чиновников

    19 августа 2009. Разместил: Olga Kravtsova
    Проводное радиовещание, почти забытое слушателями и регулирующими органами, в этом году оказалось в фокусе внимания российских чиновников муниципального и федерального ранга. Много лет про эту подотрасль телекоммуникаций никто не слышал, а потенциальные слушатели вспоминали про нее в основном тогда, когда демонтировали в новой квартире радиоточку. Проводное радио, казалось бы, должно было со временем отмереть, как это происходит с пленочными любительскими фотоаппаратами, и уже давно произошло с пейджерами. Но в разгар кризиса российские власти почему-то решили иначе – выяснилось, что состояние системы оповещения в случае чрезвычайных ситуаций в стране (во всяком случае, в ее крупнейших городах) как-то не очень. И укрепить ее позволит архипопулярная медиатехнология прошлого века – проводное радио.

    Особенно сильны “ретро-веяния” в Москве. В мае этого года мэр столицы Юрий Лужков выделил на развитие “Московской городской радиотрансляционной сети” (МГРС) целых 1,52 млрд руб. (их до 2015 года вложат в новые репродукторы и проект под названием “Социальная розетка”, в рамках которого москвичей подключат через радиоточки к Интернету – очень дешевому и очень медленному).

    Федеральные органы власти тоже проявили заботу о проводном радио. Не так давно стало известно, что Минкомсвязи РФ готовит план объединения МГРС с “Радиотрансляционной сетью Петербурга”. Причем оба ФГУПа планируется влить в главного российского вещательного монополиста – “Российскую телевизионную и радиовещательную сеть”. Слияние проводного радиовещания и эфирного телевидения, видимо, сделает систему экстренного оповещения глобальной. Но только в двух городах – Москве и Петербурге. Потому как во всей остальной России проводные вещатели (а это в основном МРК холдинга “Связьинвест”) всеми правдами и неправдами избавляются от проводного радио. Дотаций со стороны государства на содержание радиосетей нет и не предвидится, поэтому часть предприятий просто сворачивают проводное вещание (благо, особых протестов со стороны радиослушателей это не вызывает), либо передают обслуживание сетей на аутсорсинг (что, кстати, аутсорсеры делают с этими активами, если не сдают их инфраструктуру в аренду интернет-провайдерам, я не понимаю).

    Тут бы и оставить проводное радиовещание в покое – в катастрофоопасных местах разместить стратегические репродукторы, через которые будут оповещать об опасности тех, кто не смотрит телевизор, не слушает в машине FM и не носит в кармане сотового телефона (вот что-что, а это-то как раз и есть действительно массовое средство оповещения), и дело с концом. Но спокойно умереть проводному радио так просто не дадут. Региональные радисты с ужасом в голосе пересказывают “столичные слухи”, согласно которым из Центра в губернии вот-вот поедут какие-то загадочные комиссии из МЧС, которые будут проверять состояние радиоточек чуть ли не в каждом доме. То есть, получается, что, помимо пожарных и спасателей, ведомство Сергея Шойгу со дня на день начнет командовать и радистами. Причем, как МЧС будет проверять радиоточки (я, например, этих ребят к себе в квартиру пускать не собираюсь) и что будет делать с теми, у кого такой точки не окажется, слухи не говорят.

    Очевидно, что все эти танцы с бубном вокруг проводного радио кому-то выгодны. Кому? Ну, смотрите: российская промышленность так и не научилась делать сотовые телефоны, комплектующие для ПК и еще много чего другого. Зато в производстве трехпрограммных радиоприемников, ей, я думаю, равных нет. А уж уличными матюгальниками мы, наверное, сможем завалить весь мир, если постараемся. Впрочем, российского рынка производителям таких девайсов тоже будет достаточно. Кто, в сущности, мешает, обязать всех добропорядочных граждан держать такой приемничек в хозяйстве и платить за его обслуживание “московские” 34 руб. 22 коп. в месяц? И не надо говорить мне, что это бред, и в России такого быть не может. Не верили же многие несколько лет назад, что в России введут ОСАГО – и ничего: теперь его все платят как миленькие. Или вы думаете, что лоббистских возможностей у пожарных спасателей и спайщиков трехпрограммных приемников меньше, чем у страховщиков?

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.